Поделиться  Фэйсбук Твиттер В контакте
Учёные и изобретатели России

Зелинский
Николай Дмитриевич

Номинирован пользователем Роман

25 января 1861 — 31 июля 1953
Химия
всего голосов
13

Укротитель газа

Роман, 02 ноября 2010
Первая мировая война. 22 апреля 1915 года германские войска выпустили по французским позициям на реке Ипр ядовитый газ – хлор. Это была первая масштабная газовая атака в истории войн, французы потеряли 15 тысяч человек, из которых 5 тысяч - погибли. Операцией под издевательским названием «Дезинфекция» руководил химик Фриц Габер, будущий нобелевский лауреат, получивший премию за синтез аммиака из азота и водорода. В том же 1915 году российский ученый Николай Дмитриевич Зелинский разработал первый в мире противогаз. Практически сразу техническая новинка поступила на вооружение армий Антанты, а к концу 1917 года было произведено уже более 10 миллионов противогазов. Страшной угрозе химического оружия был найден адекватный ответ - мир в буквальном смысле вздохнул спокойно.

Зелинский – один из тех ученых, что стояли у самых истоков российской химии. Архивы сохранили его переписку с Менделеевым, он был хорошо знаком с Сеченовым и Мечниковым, работал в лабораториях Оствальда и Вислеценуса. Научные интересы Зелинского были потрясающе разнообразны. Летом 1891 года, в самом начале своего научного пути, он изучал воды Черного моря и первый предположил, что скапливающийся на глубине сероводород имеет бактериальное происхождение. С 1893 года Зелинский – профессор Московского университета. В начале XX века он занимался синтезом аминокислот, затем работал с нефтяными углеводородами. Первая в России установка для термического крекинга нефти – результат его исследований. Уже после революции, в 1918-1919 годах, Зелинский разработал промышленный метод получения бензина, чем практически спас страну от энергетического голода.

Но все-таки одна из самых ярких страниц в биографии Зелинского – изобретение противогаза. Это неудивительно, ведь Первая мировая война вообще сильно повлияла на судьбу многих известных ученых. Немец Вальтер Нернст, получивший впоследствии нобелевку за открытие третьего закона термодинамики, в 1914 году сел в личный автомобиль и поехал воевать на фронт. В составе Королевского добровольного корпуса он участвовал в нескольких боях, а затем стал научным консультантом Первого траншейно-минометного батальона; награжден Железным крестом. На фронтах Первой мировой он потерял обоих горячо любимых сыновей. Жена Фрица Габера – Клара Габер, первая в Германии женщина, ставшая доктором химии – застрелилась из пистолета мужа, узнав об атаке на реке Ипр. Сам Фриц Габер умер в 1934 году, нищий, практически отвергнутый научным сообществом. Даже в Германии ему не нашлось места: пришедший к власти Гитлер начал активную кампанию против евреев, и Габер вынужден был бежать из страны.

Путь Николая Дмитриевича к открытию противогаза начался задолго до выстрела в Сараево. Еще в 1885 году, стажируясь в Германии в лаборатории Виктора Мейера, Зелинский получил задание синтезировать тиофен. Одно из промежуточных соединений – дихлорэтилсульфид – оказалось сильным ядом, и ученый получил ожоги рук и тела. Это вещество стало известно на весь мир спустя три десятилетия и получило новое название - иприт, в честь многострадальной реки Ипр, на которой немцы в 1917 году предприняли очередную химическую атаку с его применением. Таким образом, Зелинский первый столкнулся с угрозой, от которой впоследствии спасал людей его противогаз.

Как известно, действующим веществом в противогазе Зелинского был активированный уголь. При этом противогаз был разработан в кратчайшие сроки, времени на поиски оптимального состава для фильтра не было. Что натолкнуло Зелинского на столь удачную находку? Это как раз тот случай, когда говорят – не было бы счастья, да несчастье помогло. В 1911 году правительство ввело в Университет полицию, ректор и оба проректора в знак протеста подали в отставку. За ними стали уходить профессора – список уволившихся преподавателей обновлялся каждый день. Среди ушедших был и Зелинский. Он перебрался в Санкт-Петербург и поступил в лабораторию Министерства финансов. Работа его заключалась в очистке вино-водочных изделий, причем не чем-нибудь, а березовым углем. Когда спустя несколько лет началась война и с фронта потянулись солдаты, отравленные газом, Зелинскому сразу пришла в голову мысль: если углем можно очистить водку, то почему бы не попытаться очистить и воздух? Первый опыт, как и положено ученому, на себе: Зелинский берет носовой платок, сыплет в него немножко угля – получается простенькая импровизированная повязка. Затем наливает в специальное блюдце жидкий хлор, прикладывает к носу повязку и дышит хлором через нее. Дышать можно, уголь – действует! Коробку для противогаза сделал инженер Кумант, запатентовал и продал военному министерству. С каждого произведенного противогаза модели Куманта-Зелинского он получал 40 копеек. За 10 миллионов произведенных противогазов доля Куманта составила 4 миллиона рублей. Зелинский в порыве патриотизма отдал свое изобретение военному ведомству бесплатно. Позже химический комитет ходатайствовал, чтобы Зелинскому выплатили награду в один миллион рублей. И это тоже была огромная сумма – нобелевская премия в то время составляла около 75 тысяч рублей. Но ходатайство не успели рассмотреть – произошла Февральская революция.

Союзники, немедленно получившие образцы противогаза Зелинского, долго изучали состав наполнителя в фильтре – им не верилось, что спасти от газа может обычный уголь. Маски, которые пытались применять в Англии и Франции, представляли собой повязки из марли, пропитанной гипосульфитом. От хлора такая повязка могла защитить, но против хлорпикрина, иприта и прочих ядовитых газов была абсолютно бесполезна. Активированный уголь в противогазе Зелинского взаимодействовал с газом не химически, а физически. Он впитывал, или, как говорят инженеры, сорбировал газы независимо от их химических свойств. Поэтому противогаз был универсальной защитой от всех типов отравляющих веществ, и действовал достаточно долго.

На протяжении XX века конструкцию противогаза улучшали и дорабатывали, но принципиальная его схема неизменна со времен Зелинского. Сегодня химическое оружие запрещено, и противогазы становятся скорее символами ушедшей эпохи, объектами шуток и анекдотов. Хотя, говорят, этим летом на улицах Москвы можно было встретить отдельных личностей, спасавшихся в противогазе от смога. Впрочем, наверное, это уже совсем другая история.

Эксперты

Чечихин Юрий Валерьевич

генеральный директор ОАО «ИЗВЕСТИЯ».

Салтыков Борис Георгиевич

Директор Политехнического Музея г.Москвы

Хохлов Алексей Ремович

Проректор МГУ по направлению: инновации, информатизация и международные научные связи.

Суетин Николай Владиславович

Руководитель работ по развитию новых R&D проектов в России и СНГ