Поделиться  Фэйсбук Твиттер В контакте
Учёные и изобретатели России

Капица
Петр Леонидович

26 июня 1894 — 8 апреля 1984
Физика
всего голосов
295

Петр Капица: человек, которому доверяли

sergejzvonarev, 02 ноября 2010
О Петре Капице и его роли в становлении и развитии физики в СССР написано уже многое (см., например, [1] и ссылки там); нет смысла пересказывать известное. В настоящем эссе я бы хотел взглянуть на его личность с точки зрения одной из важнейших проблем, стоящих перед современной российской наукой. Проблема эта заключается в отсутствии доверия между учеными и властью. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что центр инновационных технологий «Сколково» создается с нуля, на новом месте, а не на базе существующих научных учреждений, имеющих мировую известность и богатую историю. Можно долго рассуждать о том, кто больше виноват в отсутствии взаимопонимания ученых и власти – упрямые академики, любой ценой желающие сохранить независимость при государственном финансировании, или «эффективные менеджеры», которые не хотят учитывать специфику научных исследований. Как правило, если диалог не получается, то виноваты обе стороны.
Уникальность личности Петра Капицы – помимо всего прочего – заключается еще и в том, что он был одним из немногих ученых, которым удавалось договариваться с властью, не поступаясь принципами, даже в самые сложные времена. Что же именно позволяло Капице разговаривать с властью на равных?
В первую очередь, он имел большой авторитет в научном сообществе, поэтому слово Капицы было еще и словом весьма представительного круга ученых (прежде всего, конечно, физиков). В становлении этого авторитета не меньшую роль, чем оригинальные работы Капицы, сыграла еще и его постоянная готовность поддержать ученых, обращающихся к нему за помощью. Способность вникать в чужие заботы, заниматься ими, отвлекаясь от собственных исследований, встречается в научной среде довольно редко. Надо понимать, что настоящий ученый, как правило, по своей природе склонен к уединенному размышлению (пример Григория Перельмана как крайний случай); иногда, получив хороший результат, ученый месяцами не может заставить себя написать статью, что уж тут говорить о готовности помогать в этом другим! Здесь Петр Капица – счастливое исключение. Работая в Оксфорде, он всячески способствовал выходу в свет публикаций молодых советских ученых, достаточно назвать имена Г. А. Гамова, Я. И. Френкеля, Н. Н. Семенова. Участие Капицы в судьбе тех, кто работал с ним, выходило далеко за рамки собственно научных вопросов – широко известно его письмо Сталину, написанное им сразу после ареста Л. Д. Ландау (мы еще вернемся к нему ниже).
Ключевую роль в создании условий заинтересованного общения ученых друг с другом (а без такого общения настоящая наука делается редко, опять же, Григорий Перельман – исключение) сыграл семинар, организованный Капицей в Институте физических проблем. Очень скоро из институтского семинар стал общемосковским, а потом и всесоюзным. Темы сообщений были самые разные – в частности, с докладом о положении дел в современной генетике на нем выступал И. В. Тимофеев-Рессовский. Роль знаменитого «Капичника» в становлении семинаров как важнейшего элемента научного общения в СССР трудно переоценить. Именно на семинарах – еще до публикации в журналах – обкатывались новые идеи, молодые ученые получали необходимый для успешной работы опыт того, как надо излагать свои результаты. Даже сейчас, несмотря на все успехи информационных технологий, позволяющих ученым оперативно общаться друг с другом, актуальность семинаров как площадок для предварительной обкатки идей и результатов сохраняется. Наличие собственного семинара – необходимый признак успешно работающей лаборатории.
Но одного авторитета среди ученых недостаточно для эффективного диалога с властью. О проблемах науки, ее значения для государства, надо уметь говорить спокойно и конкретно, без надрыва; так, чтобы избегать нарочитой, полемической заостренности. Важна готовность поступиться второстепенным ради главного, умение представить желаемое решение властей как мудрый и необходимый шаг. С этой точки зрения весьма показательно письмо Сталину по поводу ареста Л.Д. Ландау (его текст можно найти в статье по ссылке [2]). Пожалуй, оно позволяет составить довольно полное преставление о стиле общения Капицы с властью, тем более, что оно в основном и протекало посредством писем (за все время своей работы в СССР П. Капица написал более трехсот писем в «Кремль» [3]).
Итак, каковы характерные черты этого стиля?
Краткое и четкое изложении сути проблемы. В двух словах – характеристика Ландау как ученого, его важнейший научный результат ("Почему энергия Солнца и звезд не уменьшается заметно со временем и до сих пор не истощилась"), понятный даже тому, кто не имеет университетского образования. Далее – Капица предполагает (хотя явно об этом и не говорит), что подлинной причиной ареста Ландау являются действия его врагов, которых он нажил себе вследствие скверного характера (об общей атмосфере в стране – ни слова). При этом Капица оговаривается ("…если Ландау виноват, он должен ответить "), однако утверждает, что поверить ему в такую вину очень трудно. И, наконец, в конце письма подчеркивается значение Ландау для советской науки.
Капица старательно избегает каких-либо обобщений, несмотря на то, что годом ранее ему пришлось бороться за арестованного В. Фока. Хотя очевидно, что эти аресты есть следствие общей ситуации в стране, Капица об этом не пишет. Он представляет дело так, как будто есть единичный случай, с которым надо тщательно разобраться. Позднее об этой его черте вдова Петра Капицы, Анна Алексеевна писала так [4]: «Часто я недопонимала его мудрости "гладить волков по шерсти". Мне казалось это уступкой перед совестью. На самом же деле это был мудрейший и опаснейший подход к необходимым возможностям для сохранения жизни и науки».
Еще одна особенность: Капица пишет так, как если бы считал, что Сталин действительно хочет разобраться в деле. Конечно, у него не было в этом никой уверенности, но, как говорится, «делай, что должно, и будь, что будет». Вывод: надо идти на диалог, пытаться убедить в собственной правоте, даже если шансы на это кажутся мизерными.
Конечно, ситуация в современной России отличается от той, что была в Советском Союзе периода активной работы Петра Капицы. Появилась возможность открыто высказывать и отстаивать свою точку зрения, не опасаясь политических репрессий. Гораздо легче организовывать и поддерживать рабочие контакты с зарубежными исследователями – в том числе и с диаспорой. И многие научные группы в России выживают именно за счет таких контрактов. Но все же: поддержка перспективных исследований в стране не может основываться главным образом на зарубежных источниках – тем более, сейчас, когда деньги на науку в России есть. Нужно только одно – научиться разумно их тратить. Но если ученые не смогут убедить власти в том, что они знают, как добиться важных для страны результатов, то наука в нашей стране по-прежнему будет прозябать. И в этом плане уроки Петра Капицы, то, как он умел выстраивать диалог с теми, от кого зависело будущее его (и не только) исследований имеют важнейшее значение для нынешней академической элиты. Вот только сможет ли она усвоить эти уроки?
Поживем – увидим.

1.Балдин А. М. и др.: Пётр Леонидович Капица. Воспоминания. Письма. Документы.
2.http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/ECCE/FEINBERG.HTM
3.http://taina.aib.ru/biography/petr-kapica.htm
4.http://vivovoco.rsl.ru/VV/JOURNAL/VRAN/RUBIKAP/RUBIKAP.HTM

Эксперты

Чечихин Юрий Валерьевич

генеральный директор ОАО «ИЗВЕСТИЯ».

Салтыков Борис Георгиевич

Директор Политехнического Музея г.Москвы

Хохлов Алексей Ремович

Проректор МГУ по направлению: инновации, информатизация и международные научные связи.

Суетин Николай Владиславович

Руководитель работ по развитию новых R&D проектов в России и СНГ