Поделиться  Фэйсбук Твиттер В контакте
Учёные и изобретатели России

Моисеев
Никита Николаевич

Номинирован пользователем sergejzvonarev

23 августа 1917 — 29 февраля 2000
Физика
всего голосов
22

Никита Моисеев: предотвратить Апокалипсис

sergejzvonarev, 29 октября 2010
«Если бы ядерная зима была невозможна, её следовало бы выдумать»
Лео Силард, американский физик.

В 1986 году на экраны кинотеатров в СССР вышел фильм «Письма мертвого человека», повествующий о последствиях ядерной войны. Фильм произвел шокирующее впечатление. Его сюжет довольно прост: главный герой (Ларсен) укрывается от последствий атомной бомбардировки в подземелье музея, в котором работала его жена; вместе с ними там же живут и несколько сотрудников музея. Ларсен пытается осмыслить произошедшее, увидеть возможность оптимистического – хотя бы относительно – финала той катастрофы, в которую человечество само себя ввергло. Но тщетно: историко-философские построения разбиваются об ужасающую реальность. Тема безнадежности развивается от одной сцены к другой, финал фильма трагичен. Ядерная зима не оставляет человечеству шансов на выживание.
Осмысление ядерной войны как возможной причины глобальной климатической катастрофы, угрожающей жизни на планете, тесно связано с именем академика Никиты Моисеева. До его работ ядерное оружие рассматривалось лишь как чрезвычайно разрушительное средство, способное за короткий срок решающим образом подорвать военно-экономический потенциал противника. Разумеется, все понимали, что использование такого оружия приведет к доселе невиданным жертвам. И все же предполагалось, что последствия полномасштабного ядерного конфликта для стран, непосредственно в нем не участвующих, останутся ограниченными и в основном будут связаны с опасностью временного радиационного заражения. То, что это не так, стало ясно значительно позже того, как появилось ядерное оружие, и были разработаны возможные сценарии его применения.
Никита Моисеев начал заниматься проблемами последствий широкомасштабного применения ядерного оружия с начала восьмидесятых [1]. Основная идея заключалась в том, что удары по городам – не секрет, что значительная часть как советских, так и американских ракет была нацелена на крупнейшие экономические и административные центры противника – вызовут массовые пожары, суммарный тепловой эффект которых во много раз превзойдет собственно энергию ядерных взрывов. В результате в атмосферу за короткое время (считанные дни) выделится огромное количество сажи, что приведет к значительному падению потока энергии от Солнца. Среднегодовая температура опустится, возникнет кумулятивный эффект, который при определенных условиях может привести к возникновению нового ледникового периода. Сам термин «ядерная зима» принадлежит американцам [2], примерно в это же время американский астроном Карл Саган высказал мысль о возможности уничтожении биосферы в результате ядерной войны. Однако приоритет за серьезными модельными расчетами остается за группой Моисеева. В октябре 1983 года на конференции в Вашингтоне был сделан доклад Вычислительного центра АН СССР, в котором давалась развернутая картина глобальных последствий ядерной войны на уничтожение. Сообщение это, в котором высказанные ранее гипотезы получили научное подтверждение, вызвало большой резонанс, и с этих пор термин «ядерная зима» получил широкое распространение. Генеральная Ассамблея ООН образовала группу экспертов, в задачу которых входило исследование феномена «ядерной зимы».
Чтобы в полной мере оценить то, что было сделано в группе Моисеева, необходимо учитывать еще и международную обстановку в начале восьмидесятых. Именно на 1983-1984 годы приходится пик конфронтации между СССР и США. Действия советских войск в Афганистане, работы по программе СОИ в США, означающие опасность нового витка гонки вооружений, теперь уже и в космосе, Боинг 747 южнокорейской компании, сбитый советскими ВВС в сентябре 1983 – все эти события накалили ситуацию до предела. Казалось, еще немного, и мир вновь подойдет к той черте, у которой он уже стоял в октябре 1962 года – только на новом, неизмеримо более опасном уровне, учитывая накопленный за десятилетия гонки вооружений арсенал. Надо сказать, что в то время в США еще существовали иллюзии о возможности победы в ядерной войне – именно на это и была нацелена СОИ. Работы Никиты Моисеева в значительной мере подорвали эти взгляды, стали говорить так: худшее, что может сделать СССР – это взорвать все боезаряды на своей территории: тогда Советы погибнут мгновенно, а все остальные – после долгих мучений.
Это, конечно, крайняя точка зрения, но нельзя не признать очевидное – концепция о глобальных климатических последствиях ядерной войны сыграла свою роль в том, что процесс разоружения все-таки начался. В какой степени модель Моисеева и проведенные на ее основе расчеты достоверны – до сих остается предметом дискуссий. Слава Богу, человечеству пока удалось избежать экспериментальной проверки модели. Есть доводы как за, так и против реалистичности построенного Моисеевым сценария. Вспомним, однако: на борту самолетов, разрушивших башни Всемирного Торгового Центра, было несколько десятков тонн топлива, однако последствия пожара и падения башен сравнивали с эффектом от взрыва ядерного заряда малой мощности. Энергия же взрыва мегатонной боеголовки превышает тепловой эффект сгорания топлива во врезавшихся в башни самолетах в десятки тысяч раз! Остается только догадываться о масштабах огненной бури в этом случае.
Подводя итог, можно сказать следующее. В отличие от многих ученых и изобретателей, творчество которых освещается в рамках проекта, работы Никиты Моисеева напрямую не привели к улучшению качества нашей жизни. Он не изобрел никакого лекарства, не создал новых технических устройств. Но, возможно, он сделал гораздо большее. Возможно, сама жизнь на планете сохранена во многом благодаря его научной и общественной деятельности.


[1] http://elementy.ru/lib/430568
[2] Paul J. Crutzen and John W. Birks, The Atmosphere After a Nuclear War: Twilight at Noon, Ambio, Vol. II, no. 2–3 (1982), p. 114.

Эксперты

Чечихин Юрий Валерьевич

генеральный директор ОАО «ИЗВЕСТИЯ».

Салтыков Борис Георгиевич

Директор Политехнического Музея г.Москвы

Хохлов Алексей Ремович

Проректор МГУ по направлению: инновации, информатизация и международные научные связи.

Суетин Николай Владиславович

Руководитель работ по развитию новых R&D проектов в России и СНГ