Поделиться  Фэйсбук Твиттер В контакте
Учёные и изобретатели России

Бородин
Александр Порфирьевич

Номинирован пользователем Anton

12 ноября 1833 — 27 февраля 1887
Химия
всего голосов
25

Химик, ставший музыкантом, музыкант, ставший химиком

Андрей Бахур, 21 октября 2010

Среди российских ученых 19 века есть очень необычная и примечательная фигура – Александр Бородин (1833 – 1887 гг). Человек, одаренный необычайно разнообразно (химик, композитор и дирижер, педагог, общественный деятель, литератор). Но, самое главное, - всю жизнь стремившийся не отказываться ни от одной из ее сторон, - как ни уговаривали его выбрать специализацию.

Мы остановимся на двух, наиболее известных ее сторонах: химик и музыкант. Большинство образованных людей второй половины ХIX века, обладавших разнообразным кругом интересов ассоциировали работы известного российского химика А.П. Бородина с замечательной музыкой, которую писал композитор А.П. Бородин. Для них это были два разных человека. Однако для тех, кто близко знал А.П. Бородина, бросался в глаза тот факт, что все его достижения и как музыканта, и как ученого-химика совпадали по времени. Идеи, развивавшиеся Бородиным в отношении одной области, перетекали в другую и активировали работу в ней. Он это понимал лучше других и, видимо в этом была основная причина его нежелания отказываться ни от одной из ипостасей своей одаренности. Благодаря взаимодействию разных сторон одаренности Бородин создал основы фторорганической химии, «Богатырскую» симфонию, «Князя Игоря». И неизвестно, что из этих достижений было инициирующим.

Интерес к химии у него проявился очень рано. Его друг детства М. Щиглев вспоминал, что "не только его собственная комната, но чуть не вся квартира была наполнена банками, ретортами и всякими химическими снадобьями. Везде на окнах стояли банки с разнообразными кристаллическими растворами". В студенчестве его учителем стал Николай Зинин. Николай Николаевич высоко оценивал способности Бородина-химика и рассматривал его как своего преемника, однако при этом он не одобрял его увлеченности музыкой. Совершенствовал свое научное образование Бородин за границей. Там сложился "Гейдельбергский кружок", в составе которого были Д. Менделеев, И. Сеченов, Э. Юнге, А. Майков, С. Ешевский и другие. Как химик А.П. Бородин работал во время становления российской химической школы. Он был сподвижником «чемоданных дел мастера» Дмитрия Менделеева и Александра Бутлерова. Основной областью научных исследований Бородина был фторорганический синтез. Он синтезировал фтористый бензоил. Это вещество в последующем позволило создать фреон, широко используемый в холодильниках, фторопласт – пластмассу, применяемую очень широко, в частности, в конструкции искусственных сердечных клапанов, продляющих жизнь многим людям. Кроме этого им выполнен еще ряд исследований, результатами которых мы пользуемся и поныне.

Проживший всего 54 года, Бородин опубликовал более 40 работ, многие из которых уже сами по себе могли бы прославить этого выдающегося человека. Он был в числе инициаторов и учредителей Русского химического общества, работал в Обществе русских врачей, в Обществе охранения народного здравия и др. Его музыкальное дарование развивалось параллельно с химическим. С тем же другом детства – Мишей Щиглевым - были переиграны в четыре руки все симфонии Л. ван Бетховена, Й. Гайдна, Ф. Мендельсона. Тогда же в детстве он занялся и музыкальной композицией. Первым серьезным признанием его на этом поприще было приглашение войти в состав «Могучей кучки», объединения музыкантов (кроме Бородина – это Милий Балакирев, Цезарь Кюи, Модест Мусоргский, Николай Римский-Корсаков), сыгравшего значительную роль в становлении русской классической музыкальной традиции (ее «петербургской» ветви). Для Бородина же вхождение в состав «Могучей кучки» позволило выйти на тот уровень профессионализма, благодаря которому его дар воплотился в созданные им музыкальные шедевры. Однако, подобно Зинину Милий Балакирев неоднократно предлагал Бородину сосредоточиться на музыкальной композиции, оставив химию (сам Балакирев отказался от развития своих математических способностей).

Именно Бородину выдающийся искусствовед Владимир Стасов, хорошо понимавший основные мотивы его творчества как композитора, предложил идею написания оперы по сюжету такого произведения, как «Слово о полку Игореве». Замысел оперы как нельзя лучше отвечал особенностям композиторского творчества, склонности к былинно-эпическим образам. И Бородин взялся за это. В этой заметке мы коснемся только одного аспекта ее написания. В том, каким достижением стала опера «Князь Игорь», важнейшую роль сыграло то, что ее писал человек, органично сочетавший в себе качества выдающегося ученого и выдающегося музыканта. Написанию ее либретто (а его писал Бородин сам) и музыкальных номеров предшествовала большая исследовательская работа. Александр Порфирьевич изучает множество источников, связанных со "Словом" и той эпохой. Это и летописи, и исторические повести, исследования о "Слове". Но он понимал, что для того, чтобы опера приобрела характер подлинного повествования, все это должно воплотиться в ее музыкальном строе. Подлинность должна была прозвучать в музыке. И он берется за изучение старых напевов, выискивая в них то, что позволило создать необходимые ему мелодические характеристики. Наиболее характерным в этом отношении является номер, получивший наименование «Половецкие пляски». Для его создания Александру Бородину потребовалось не просто написать мелодии с восточным колоритом. Ему потребовалось максимально возможно приблизиться к музыкальному материалу уже исчезнувшего народа. Он изучает большое количество музыкального материала, фактически проводит музыкальные «археологические раскопки». А по их результатам синтезирует (как к примеру фтористый бензоил или другие, созданные им вещества) мелодии, характеризующие в опере жизнь стана половцев. Об успехе, которым увенчалось это исследование, говорит то, что «Половецкие пляски» стали не только музыкальной характеристикой в опере «Князь Игорь», но и то, что они приобрели статус самостоятельного произведения. «Половецкие пляски» исполняются и симфоническими оркестрами, и балетными труппами. Ряд выдающихся балетмейстеров ставил этот номер и как отдельное произведение и как часть оперы, что усиливало ее как произведение. Такая тщательная работа над оперой требовала большого времени, а Александр Порфирьевич еще вел химические исследования, работал в общественно-научных организациях.

Есть и еще один момент, характерный для таких выдающихся фигур. Его исследования и композиторская деятельность (не говоря об общественной) давали мало средств к существованию. И Бородину приходилось еще и «подрабатывать» переводом статей из журналов по химии, большинство из которых были весьма невысокого качества. Такая нагрузка привела к тому, что в 54 года Бородин умер. Опера «Князь Игорь», писавшаяся 18 лет не была закончена. И только благодаря его друзьям по «Могучей кучке», хорошо знавшим готовившийся музыкальный материал (ряд номеров писавшейся оперы уже исполнялись на концертах Русского музыкального общества) и тщательно разобравшим его черновые записи, ее удалось завершить.


Эксперты

Чечихин Юрий Валерьевич

генеральный директор ОАО «ИЗВЕСТИЯ».

Салтыков Борис Георгиевич

Директор Политехнического Музея г.Москвы

Хохлов Алексей Ремович

Проректор МГУ по направлению: инновации, информатизация и международные научные связи.

Суетин Николай Владиславович

Руководитель работ по развитию новых R&D проектов в России и СНГ